Алекс Фергюсон. Лидерство

Перевод книги сэра Алекса Фергюсона

лента блога

Автор: Alex10 | Дата: 11 фев 2016, 13:17 | Комментариев: 0 | Просмотров: 649

Глава 8. Диалог. Часть 2

Глава 8. Диалог. Часть 2


Авторы перевода: Атабек Мархаев, Андрей Ерёменко и Андрей Зубов.
Редактор: Атабек Мархаев.
Корректор: Никита Пчелкин.


Глава 8. Диалог. Часть 2


Записи


Для меня существовало лишь два пути общения с обширной базой болельщиков - пресса либо заметки в предматчевых программах. Естественно, что во время каждого клубного ужина или специального мероприятия всегда есть возможность пообщаться с владельцами сезонных абонементов, но как быть с теми, кто еженедельно помогает держать отметку домашней посещаемости на уровне 75 тысяч человек, не говоря уже о миллионах фанатов по всему миру?

Общение через прессу или ТВ всегда таит опасность - издатель газеты/телевещатель имеет собственные интересы, и ради них ваши слова могут запросто выдрать из контекста и переиначить. И тем не менее я знал, что могу рассчитывать на клубный телеканал как способ общения со всеми нашими болельщиками.

У стадиона «Сент-Миррена» раз в неделю дежурил клубный журналист, работавший на местную Daily Express. Как заправский «литературный негр» он выслушивал мои предматчевые заметки, и переписывал их в красивом виде. Перед версткой в местную газету я всегда перечитывал его статьи, чтобы убедиться в сохранности важных нюансов своей мысли.

Это возымело действие, поэтому, присоединившись к более серьезному «Абердину», я продолжил следовать подобному формату изложения, где иногда в шутливой и немного резкой форме просил фанатов громче поддерживать команду. Шутка шуткой, а временами на «Питтодри» (стадион «Абердина» - прим.перев.) отчетливее слышно шелест разворачиваемых леденцов, а не кричалки.

В «Юнайтед» я бок о бок работал с Дэвидом Миком, репортером Manchester Evening News. В начале работы в интервью я старался убедить всех в огромном потенциале «Манчестер Юнайтед», потому что на момент моего прибытия на «Олд Траффорд» всюду было заметно не только большое недовольство командой, обитавшей в нижней части тогдашнего Первого дивизиона, но также и владельцами клуба.

В предматчевых программах я отмечал, что разделяю настроение болельщиков, по крайней мере, в некоторых вопросах. Например, соглашался с тем, что цены на билеты слишком уж завышены, и старался донести свои мысли до Мартина Эдвардса и остальных членов правления. Я также попытался придать ощущение близости, не только рассказывая о рядовом матче или последнем трансфере, но и затрагивая чувственную сторону «Юнайтед».

Раз за разом я отдавал дань уважения бывшим игрокам клуба, которые умерли, или же друзьям, к примеру, Дугласу Смиту, который основал «Драмчапел», один из первых любительских клубов в моей карьере (назван в честь одноименного района Глазго - прим.перев.), или Шону Фэллону (экс-члену тренерского штаба «Селтика» - прим.перев.). Люди не хотят читать приевшуюся нудятину. Всегда нужно искать что-то новое, неожиданное.

Проживая в Абердине, я написал свою первую книгу – A light in the North. Для меня это был лишь способ получения дополнительного дохода, а сама книга была описанием моего пребывания в клубе, и была написала по следам нашей победы в Лиге в 1985 году. Первой книгой, которой я уделил действительно много внимания, была Managing My Life. Она вышла в 1999 году после требла «Юнайтед». Я сотрудничал с Хью Макилвани, и этот процесс помог мне снять груз с души.

Глава 8. Диалог. Часть 2

Алекс Фергюсон со своей первой книгой.


В этот период времени моя жизнь била ключом, и в свободное время я иногда перекладывал свои мысли и воспоминания на бумагу. В конце концов я передал Хью около 200000 слов и заметок на куче листков бумаги. Хью все скомпоновал и сложил в прозу. Я получил много удовольствия, прокручивая в голове воспоминания из своего детства, и передавая антураж той эпохи, в которой я вырос.

Пожалуй, наиболее значимыми произведениями были мои короткие письма или заметки, написанные в ответ на корреспонденцию, заполонявшую наш офис. Помните, что большая часть моей карьеры прошла в то время, когда электронной почты не было, и отвечать на личную корреспонденцию приходилось с помощью карточек или писем.

Будучи лидером «Юнайтед», я считал своим долгом в ответе на письмо выразить свое соболезнование, поздравление или поблагодарить за советы, в зависимости от типа послания. Каждый год я отправлял около 2000 рождественских открыток. Некоторые люди спрашивают – не лучше ли было потратить эти деньги на благотворительность? Верное замечание, но, я думаю, людям необходимо знать, что я думаю о них. По этой же причине мне самому нравится получать рождественские открытки.

Журналисты


Есть не так много сфер, в которой я бы испытывал больше давления, чем другие менеджеры, но общение с прессой входит в их число. Наверное, только лидеры мировых держав сейчас выступают перед камерами и микрофонами чаще, чем тренеры топ-клубов. Забавно видеть то, когда политики в поисках поддержки отчаянно борются за эфирные часы.

Я же, напротив, порой хотел заставить журналистов исчезнуть, чтобы остаться наедине с самим собой и сосредоточиться на работе. Если «Юнайтед» выигрывал матч, он оказывался на последних страницах газет, если проигрывал – то попадал на первые полосы.

В Шотландии справляться с прессой было легко. Будучи тренером «Ист Стерлингшира» в 1974, мне надо было беседовать только с молодым репортером из Falkirk Herald, тираж которой составлял всего около 40000 экземпляров. Стадион «Абердина» не был оборудован комнатой для пресс-конференций. Для послематчевых интервью я использовал фойе стадиона «Питтодри».

С «Манчестер Юнайтед» все было совершенно наоборот, клуб оказывался под прицелом местных и национальных газет, телевидения и радиожурналистов, и в последнее десятилетие – интернет-блоггеров, которые обязательно появлялись на пресс-конференциях. Порой, перед важными играми, из ниоткуда возникали сотни международных журналистов, и мгновенно передавали всю информацию десяткам миллионам людей по всему миру.

На «Олд Траффорд» у них есть собственные камеры, микрофоны и диктофоны в подтрибунном помещении. Некоторые из них пытаются выжать любую информацию для своих веб-сайтов, телеканалов, радиостанций и журналов. После каждой игры я давал по три или четыре телевизионных интервью.

В течение последних лет работы в «Юнайтед», мои комментарий на пресс-конференциях (или даже видео, тайно снятые на мобильный телефон) быстро разлетались по газетам и журналам, на Sky Sports News, в бесчисленное количество блогов и мобильных приложений. Вот один пример, как технологии переворачивают футбол. Печально известный «кунг-фу» удар Эрика Кантона в матче против «Кристал Пэлас» в 1995 году собрал на YouTube больше 2 миллионов просмотров. Этот удар случился около 20 лет назад, когда многие фанаты еще не родились, а сам YouTube появился только через 10 лет.

Глава 8. Диалог. Часть 2

Знаменитый удар Кантона.


Я давно понял, что пресса склонна к популизму, всегда ищет способы поднять свои рейтинги, и цепляется даже к тем новостям, которые далеки от реальности. Гораздо легче привлечь аудиторию, если ты играешь на популярных в народе темах. Пресса не будет тратить много времени на материал о сталеваре, потерявшем работу, или о парне, уволенном из колл-центра из-за кризиса. Эти вещи ничего не значат для широкой публики, а футбол значит.

Когда я присоединился к «Рейнджерс», тогдашний менеджер, Скот Саймон, не уделял прессе никакого внимания. Он не давал им ни секунды из своего дня. Однажды «Рейнджерс» играли против «Спарты» Роттердам в Кубке европейских чемпионов, и перед матчем был жуткий туман. Журналист позвонил Скоту и спросил, состоится ли матч, на что получил ответ: «без комментариев». Представьте, если кто-то бы так ответил сегодня.

У Рона Аткинсона, моего предшественника в «Юнайтед», был другой подход. Мне казалось, что он общается с прессой 365 дней в году, он принимал телефонные звонки даже по воскресеньям. Рон также позволял прессе подходить к игрокам на тренировке. Он был открытым и дружелюбным человеком, и наслаждался общением с прессой. Но такой стиль не для меня. Во-первых, не знаю, о чем бы я мог беседовать с прессой каждый божий день. Конечно, я мог бы поговорить о погоде или вине, которое я пил вчера вечером, но я бы быстро исчерпал все темы для разговора, особенно, если они касаются «Юнайтед».

Еще одна причина, по которой я не любил общение с прессой – они хотели заставить меня отвечать на тупые вопросы, чтобы я ляпнул что-то не то, а они бы раздули из этого историю. Я немедленно избавился от ежедневных бесед с журналистами, и оставил только пресс-конференцию перед матчем и сразу после. В результате видные журналисты перестали на них приходить, предпочитая общаться с игроками. Однажды после игры с «Тоттенхэмом», в начале нулевых я шел на пресс-конференцию и видел, как молодые журналисты пытались задержать игроков в туннеле. Это была пустая трата времени.

Встречи с прессой могут проходить в различной форме, все дело в контроле. В заранее снятых видео и пресс-релизах легко контролировать ситуацию – можно отредактировать или вырезать любой кадр или слово. На пресс-конференциях, или где-нибудь в аэропорту контроль удерживать сложнее. Журналисты ждут любой вашей ошибки, они наблюдают за вашей мимикой, могут выцепить момент, когда вы сморщили губу или поменяли выражение лица.

Правители Северной Кореи или Кубы могут держать прессу в узде, но в Англии это нереально.

Джон Стен, менеджер «Селтика» и сборной Шотландии, разработал собственный метод. Он знал всех журналистов, которые освещают «Селтик». Знал все их слабости, проблемы с алкоголем или азартными играми, свои недостатки и слабости журналистов. Он знал их, а они знали его. Я уверен, что они думали дважды, прежде чем что-то писать о Джоке.

Глава 8. Диалог. Часть 2

Алекс Фергюсон (справа) в бытность ассистентом Джона Стейна в сборной Шотландии.


Хотя я и укреплял дружбу с некоторыми журналистами, освещающими «Юнайтед» - Гленном Гиббонсом, Бобом Кэссом и Хью МакИлванни (и некоторым начал доверять), но так и не смогу управляться с прессой так же легко, как это делал Джок. Репортеры лезли мне под кожу, и я постоянно срывался в ответ на то, что кто-то из них про меня писал. Журналисты постоянно все сваливали на своих редакторов, но если ты стал жертвой клеветы, это не имеет значения.

Я всегда старался беседовать с прессой на своих условиях, и изо всех сил следил за тем посылом, который они впоследствии передадут. Это включало в себя избегание ответов на некоторые вопросы. Если пресса закидывала меня вопросами о травмах или составе на субботний матч, я менял тему, или, если настроение было похуже, говорил о том, что их это не касается. Журналисты не были хозяевами пресс-конференций. А я был.

Важно помнить, что порой репортеры задают не собственные вопросы. Чаще всего, темы для разговоров им подкидывают другие. У журналистов много связей с влиятельными футбольными агентами. Они полагаются на ту минимальную информацию, которые агенты получили от своих клиентов. Так что если агент хотел запустить «войну предложений» по какому-либо из своих подопечных, то просил дружественного журналиста спросить меня об интересе к этому игроку.

Когда журналисты или новостные агентства злоупотребляли своей мощью, я их отрезал от клуба. На их место всегда есть множество желающих. После нескольких перепалок с BBC я отказывался приходить на их шоу и беседовать с их журналистами на протяжении семи лет. Некоторые репортеры доводили меня до белого каления. За все годы работы в «Юнайтед» я запретил доступ к клубу 20 журналистам, выдумывавшим различные истории. Я не собирался давать им спуску – лишь давал шанс исправить сделанное, если они отказывались – ворота перед ними закрывались навсегда.

Гленн Гиббонс, шотландский журналист, выросший в том же районе Глазго, что и мой отец, множество раз был отлучен мной от пресс-конференций. При этом впоследствии он стал моим другом, которому я мог доверять.

Гленн всегда пытался сыграть на моих чувствах, говоря: «Что о тебе подумает твой отец? Ты запрещаешь приходить на беседы парню из Каукедденс (район Глазго – прим.перев.)». Порой меня раздражал даже MUTV, собственный канал «Юнайтед». Иногда я брал передышку и не давал интервью MUTV одну-две недели.

Трудно контролировать эмоции, когда ты переживаешь трудные времена, или игрок совершил глупый поступок, который опозорил всю команду. Я всегда держал в голове тот факт, что журналисты и фотографы уделяют моему языку тела столько же внимания, сколько и моим словам. Пол Догерти, глава спортивного отделения Granada Television, посоветовал мне всегда растирать лицо перед пресс-конференциями, чтобы я выглядел ярко и живо, а на лице не было ни тени напряжения.

Он говорил, что я выгляжу слишком обеспокоенно, и дал такой совет: «Пусть на твоем лице не будет никаких эмоций. Если ты спокоен как смерть, это их уничтожит. Он все ищут слабости». Я последовал его совету, но на словах это куда проще, чем на деле. Меня поражало, как Джордж Буш-младший умудрился не проявить никаких эмоций, когда он сидел перед группой школьников, а ему сообщили об атаках 11 сентября. Не думаю, что я бы смог удержаться.

Несмотря на все усилия, мои эмоции и язык тела менялись в зависимости от обстоятельств. Если все было очень плохо, было очень тяжело не сморщить губы, или наоборот – при разгроме противника трудно было не выглядеть излишне самоуверенно и заносчиво. Я всегда помнил еще один совет, данный мне Полом Догерти: «Выходи после каждой пресс-конференции невредимым».

Глава 8. Диалог. Часть 2

Алекс Фергюсон протестует против решения Чакыра.


Однажды я был так расстроен, что решил не встречаться с прессой, иначе точно что-то бы ляпнул про судью или его помощников, и у меня были бы неприятности с футбольными чиновниками. Когда «Юнайтед» проиграл второй матч 1/8 финала ЛЧ «Реалу» в марте 2013 года из-за нелепого решения Джюнейта Чакыра дать красную карточку Нани за фол, который он даже не видел, я был вне себя.

Я знал, что журналисты ждали меня в комнате для конференций, как сотни матадоров с красными тряпками, и не рискнул встретиться с кем-нибудь из них. Вместо этого я послал туда разбирать этот судейский эпизод Майка Фелана. Я знал, что нарушу собственное правило, и совершу большую ошибку, правдиво ответив на некоторые вопросы.

Мне, наверное повезло, что большую часть моей карьеры соцсетей не было. Куда больше фанатов следят за активностью «Юнайтед» с помощью Фэйсбука, Твиттера или Инстаграма, а не Sun или Daily Mirror. Держу пари, что в скором времени молодые менеджеры начнут избегать крупных газет, пропускать официальные пресс-конференции и напрямую общаться с фанатами. Говорят, нужно быть толстокожим, чтобы выдержать оскорбления в Твиттере, но, кроме нецензурных выражений этот опыт ничем не отличается от бесед с представителями газет или ТВ.

По крайней мере на соцсетях ты можешь контролировать месседж, доносящийся до зрителей, можешь отвечать на вопросы напрямую, хотя порой это дает неожиданную и мощную обратную реакцию. Несмотря на всю свирепость прессы, на количество вопросов, которые я оставил без ответа, после проигранной игры я злился больше на себя, а не журналистов. Репортеры могли просто заполнить свою колонку и пойти в паб. Я же должен был выяснить, почему мы проиграли, и постараться исправить проблему.

Выйдя на пенсию, я начал часто смотреть на пресс-конференции других менеджеров. Люблю это дело, ведь я могу найти способ им помочь. Каждый раз я звоню кому-то из них с советами. В прошлом сезоне, когда «Лестер» застрял на дне АПЛ, я позвонил их тренеру, Найджелу Пирсону, и сказал, что он выглядит слишком расслаблено и самоуверенно. Посоветовал выглядеть чуть обеспокоеннее, но при этом не демонстрировать уязвимость.

И, напротив, я звонил Шону Дайчу, чей «Бернли» пережил тяжелый сезон, и поддержал его манеру. Шон часто шутил на пресс-конференциях, повторял слова о том, как упорно работает его команда, и несмотря на позицию «Бернли», излучал уверенность.

Глава 8. Диалог. Часть 2

Алан Пардью и Алекс Фергюсон.


В прошлом сезоне я также взял на себя ответственность, и дал Алану Пардью непрошенный совет, когда он ушел из «Ньюкасла» в «Кристал Пэлас». Я его спросил: «Что с тобой случилось? Ты больше ни с кем ни споришь. Ты сдался и все забросил. Если хочешь остаться на своем месте, начни быть Аланом Пардью». Он позвонил мне через пару недель и сказал: «Спасибо». Ему было необязательно делать это. Я знаю, как тяжела эта работа.

Я всегда рад помочь своим бывшим коллегам по цеху.

Продолжение следует...

Источник: theatreofdreams.ru

Глава 8. Диалог. Часть 2

Комментарии к записи

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Мы в сети

Лента новостей

Последнее на форуме

Сегодня, 21:24 | mu best team
Сегодня, 19:57 | Криптон
Вчера, 23:11 | Garik1204
Вчера, 14:59 | Arm1n
5 дек 2016, 13:24 | David-MU
5 дек 2016, 07:03 | Garik1204
3 дек 2016, 06:33 | HaMMeR
2 дек 2016, 13:02 | Arm1n

Статьи партнеров

Реклама